?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
ШАНХАЙ ОПЯТЬ ЗАГОВОРИЛ ПО-РУССКИ
2000.ua
gazeta_2000

Конгресс ВАРП был организован на высоком уровне. Немного смущал чрезмерный контроль безопасности

Виталий КРЫЛОВ

Уже несколько лет «2000» как одно из крупнейших русскоязычных изданий Украины принимает участие в международных мероприятиях Всемирной ассоциации русской прессы. Общение с коллегами со всего мира помогает не только лучше почувствовать тенденции развития СМИ в целом, но и находить для нашего еженедельника новых зарубежных авторов, таких, как Вадим Анастасиади, который «организовал» Путина на автограф под самым носом у Федеральной службы охраны.


Главный редактор «Вечернего Тбилиси» Вадим Анастасиади «организовал» Путина
на автограф под самым носом у Федеральной службы охраны // АННА АНАСТАСИИДИ

«2000» продолжают публиковать материалы по итогам посещения XVI всемирного конгресса русской прессы, проходившего 18—21 мая 2014 г. в Шанхае (см., пожалуйста, материал «Два саммита в Шанхае и две ошибки экспертов», «2000», № 21, 2014). В мероприятии участвовал главный редактор и издатель нашего еженедельника Сергей Кичигин. С его слов вы узнаете, о чем говорили представители русскоязычной прессы Украины и Китая, Австралии и России, Египта и Испании, Вьетнама и Венгрии, Армении и Азербайджана, Болгарии и Монако, Грузии и США, Норвегии и Монголии, многих других стран. Кроме того, мы развеем миф о тотальном наступлении правительства КНР на интернет-ресурсы, постараемся объяснить без идеологических штампов китайское понимание свободы слова.

Для начала несколько слов об организаторах конференции — Всемирной ассоциации русской прессы (ВАРП) и Международном радио Китая (МРК). ВАРП создана во время проведения первого всемирного конгресса русской прессы (июнь 1999 г., Москва — Сочи, около 500 участников). Учредителями ВАРП выступили Информационное телеграфное агентство России (ИТАР-ТАСС), Российский институт прессы (RPI) и др. Бессменным президентом ВАРП является гендиректор ИТАР-ТАСС Виталий Игнатенко.

Ассоциация учреждена как открытая международная неправительственная организация всех видов СМИ на русском языке. Единственное глобальное объединение русскоязычных журналистов со всего мира. Сегодня русские газеты, журналы, издательства, телевидение и радио функционируют в более чем 70 странах, и большинство из них представлены в ВАРП либо сотрудничают с ней.

Конгрессы ассоциации проводили в 10 странах, но мероприятие еще никогда не проходило в Азии. И в прошлом году на XV Всемирном конгрессе русской прессы (июнь 2013 г., Минск, Беларусь) было решено провести следующую встречу в КНР. Соорганизатором конференции выступило Международное радио Китая.

МРК — один из крупнейших медиахолдингов страны и единственная радиостанция КНР, обладающая правом иновещания. История ее началась в далеком 1941 г. Сейчас радио работает и на коротких, и на средних волнах, и в FM-диапазоне, по спутнику и интернету.

Основная цель МРК — знакомить мир с Китаем и наоборот. Это СМИ, как и все китайские проекты, поражает своей масштабностью. Судите сами. На конец прошлого года радио проводило вещание в объеме 33 тыс. часов в сутки на 65 языках, в том числе и на русском. Имеет 95 дочерних зарубежных радиостанций, 23 зарубежные студии, 13 радиошкол Конфуция и более 4 тыс. клубов слушателей.

Мобильный сайт радио CRI-Online публикует материалы на 22 языках (адрес русской странички — www. russian.cri.cn). А совокупный тираж газет и журналов, выпускаемых МРК за рубежом на 37 языках, превышает 1,3 млн. экземпляров.

Полевые исследования


В работе XVI всемирного конгресса русской прессы в Шанхае участвовали более 300 делегатов.
Выступает президент ВАРП Виталий Игнатенко // СЕРГЕЙ КИЧИГИН

В этом году среди гостей и участников конгресса представлены главные редакторы, издатели и ведущие журналисты русского зарубежья — члены ВАРП, государственные, политические и общественные деятели, ученые, политологи, представители бизнеса, руководители крупнейших общенациональных СМИ России и Китая. Всего — более 300 человек.

С участников мероприятия не взымался организационный сбор. Кроме того, проезд, проживание, питание и культурная программа делегатов финансировалась за счет организаторов. Самостоятельно участникам нужно было озаботиться лишь оформлением виз. Это вполне объяснимо — невозможно организовать въездные документы делегатам из 70 стран.

Об атмосфере конгресса, настроениях участников, о чем говорили делегаты официально и в кулуарах, рассказал главный редактор еженедельника «2000» Сергей Кичигин.

— Сергей Александрович, вы уже не впервые посещаете конгрессы, организованные ВАРП. Чем нынешнее мероприятие кардинально отличалось, например, от прошлогодней встречи в Минске?

— К сожалению, я присоединился к этому движению достаточно поздно, о чем жалею. Конференция очень хорошая, на нее приезжает много интересных людей.

Главное отличие от прошлогоднего мероприятия кроется в масштабах стран — Республики Беларусь и КНР. В Минске на конференции присутствовал даже президент Александр Лукашенко. Он выступил с интереснейшим докладом о взаимосвязи русской и белорусской культур, об общем славянском культурно-экономическом пространстве. Говорил о вещах, очень близких людям.

Но людей в Беларуси в 150 раз меньше, чем в Китае, что естественным образом сказалось на представительстве местной делегации. Так, членов правительства КНР не было. Правда, присутствовал г-н Ван Гэннянь — генеральный директор МРК. По китайским масштабам его участие значило многое.

Кроме того, время проведения конференции совпало с проведением крупного международного саммита с участием президента РФ Владимира Путина. Может, кто-нибудь из китайских руководителей и заглянул бы на наш конгресс, но все чиновничьи ресурсы были брошены на другое мероприятие.

Еще один нюанс. Если в Минске много говорили о взаимосвязи родственных культур, то в Шанхае, конечно, об этом речь так широко идти не могла. На эту тему общались между собой только гости. Доклады же принимающей стороны были преисполнены официоза, о взаимодействии в рамках различных мероприятий и т. п.

Наконец динамика конференции оказалась в два раза медленней. Так как все доклады необходимо было переводить. Хотя в зале присутствовало много китайцев, великолепно владеющих русским языком.

— Атмосфера официоза и масштабности мероприятия не давила на гостей? О чем говорили в кулуарах?

— Конечно, давила. В Минске мы общались в основном в неформальной обстановке, за обедом, ужином, во время кофе-брейков. Лукашенко прочитал доклад и сразу же уехал. А китайцы как организаторы все время выступали, рассказывали об успехах. И времени, чтобы сообщить с трибуны о наболевших проблемах, было меньше, чем хотелось бы. Но все-таки находили возможность пообщаться в кулуарах неформально.

Чаще всего обсуждали тему сотрудничества с китайскими коллегами. У ИТАР-ТАСС совместные проекты с МРК. Например, они проводили конкурс русской песни в КНР. Говорили об обмене информацией. Русскоязычные СМИ есть по всему миру. И вместо того чтобы покупать у международных агентств дорогие новостные ленты, не лучше ли организовать эффективное взаимодействие друг с другом?

Также первый заместитель гендиректора ИТАР-ТАСС Михаил Гусман пообещал поставить перед руководством России вопрос о материальной поддержке небольших русскоязычных изданий за рубежом, прежде всего — в странах, где проживают малочисленные русские общины. Сообщали о проблемах русскоязычной прессы в Прибалтике, особенно много их в Латвии — там они под контролем органов местной безопасности.

Я привез из Шанхая огромное количество новых знакомств и контактов. Мы все время ищем людей, которые готовы стать представителями и корреспондентами нашей газеты. Например, в прошлом году в Минске я познакомился с главным редактором грузинской газеты «Вечерний Тбилиси» Вадимом Анастасиади — теперь он постоянный автор «2000».

С ним, кстати, в 2008 г. произошла интереснейшая история. Дело в том, что при содействии посольства России в Грузии на грузинском языке вышел сборник интервью и речей Владимира Путина «От первого лица». На 10-м конгрессе русской прессы, который в том году проходил в Москве, выступал с докладом президент РФ. Вадим Георгиевич был делегатом конференции, и ему очень хотелось взять у Владимира Владимировича автограф.

Проходя мимо охраны, Вадим резко свернул к столу, за которым сидел Путин, да так стремительно, что даже опытные секьюрити растерялись. Он протянул президенту РФ две книги и попросил их подписать. У Путина не было с собой авторучки, г-н Анастасиади протянул ему свое перо (еще одно грубейшее нарушение правил безопасности!) и все-таки стал обладателем автографа президента!

— Как была организована культурная программа?

— Посмотрели старый Шанхай. Посетили храмы разных конфессий — православной и буддистской. Осмотрели памятник Александру Пушкину. Возле монумента великому русскому поэту я даже помог гиду. Она говорила, что памятник построен в честь 100-летнего «юбилея» со дня «смерти» Пушкина. Я поправил: не юбилея, а годовщины, не смерти, а гибели.

Посетили штаб-квартиру корпорации «Шанхайская медиагруппа». Компания уже перешла на вещание в самом новом телевизионном стандарте — 4К HDTV (High-Definition Television), который обеспечивает намного лучшее качество изображения не только по сравнению с существующими аналоговыми и цифровыми ТВ-стандартами, но и с предыдущей версией HDTV.


Делегаты ВАРП — в студию! Встреча в «Шанхайской медиагруппе» // СЕРГЕЙ КИЧИГИН

Особые отношения

— Ощущалось ли к вам как представителю Украины особое отношение в связи с событиями в нашей стране? В первую очередь со стороны российских коллег.

— Во-первых, в общем масштабе проблем участников украинский вопрос не доминировал. Во-вторых, я общался с китайскими коллегами достаточно много и раньше и знаю позицию и рекомендации их руководства — сохранять максимальный нейтралитет в украинско-российском конфликте и не задавать провокационных вопросов, не ранить этим собеседника, невольно показывая какую-то свою ангажированность или заинтересованность. Китайцы эту тему не поднимали вообще.

Что касается делегатов из других стран, то, как ни странно, только коллега из Казахстана был сильно озабочен событиями в Донбассе, ведь в Украине живут его родственники. У людей из Австралии и Аргентины никаких вопросов на тему политических событий в нашей стране не возникало. Это нам кажется, что весь мир живет противостоянием в Украине, на самом деле это не так. У всех, к сожалению, свои проблемы.

— Насколько организаторы справились с проведением конгресса? Каков был уровень организации мероприятия?

— Все было прекрасно. Гостиница высочайшего уровня. Единственный минус — очень медленный интернет.

Еще мне кажется, что гостям конференции можно было больше предлагать не европейскую еду, а китайскую. Я как китаист видел за обедом некоторые местные блюда, но это была лишь имитация традиционного меню Поднебесной.

Думаю, организаторы просто боялись доставить неудобство гостям, потому что позже я видел, как многие наши делегаты не очень ловко обращаются с местными столовыми приборами — палочками. Я поступал, может, несколько эгоистично, но кушать, находясь в Шанхае, европейские блюда не мог. Поэтому ходил обедать в традиционные китайские рестораны.

Немного смутила и чрезмерная контрольно-пропускная система делегатов в зал конференции, который находился в Grand Central Hotel Shanghai. На входе стояла рамка металлоискателя, которая звенела даже после того, как я снял с себя все возможные металлические аксессуары — очки, часы, ремень, ботинки и т. д. Но рамка все равно продолжала упорно звенеть.

Сначала не понимал, почему. А потом вспомнил, что передо мной проходила женщина в невесомом летнем платье и шлепанцах. На нее эта система тоже среагировала сигналом! И тогда стало ясно, что металлоискатель просто так настроен, чтобы давать повод дополнительно обыскивать посетителей. Это, конечно, перебор. Охрана вела себя предельно вежливо, но так не проверяли даже в аэропорту. Очевидно, их напугали террористические акты, произошедшие в Китае накануне.

Хотя уровень сервиса сумасшедший! Я просто спросил в гостинице, где можно купить чай. Мне объяснили, что магазин есть в самом отеле. Но уже во время обеда ко мне подкатили тележку с разными видами чая на пробу, чтобы выяснить, какой из них я не прочь приобрести!

Хочу искренне поблагодарить принимающую китайскую сторону и организаторов конгресса. И прежде всего — руководителей ВАРП и ИТАР-ТАСС Виталия Игнатенко и Михаила Гусмана.


Сергей Кичигин: «Гид говорила, что памятник построен в честь 100-летнего «юбилея» со дня «смерти» Пушкина.
Я поправил: не юбилея, а годовщины, не смерти, а гибели» // СЕРГЕЙ КИЧИГИН

Свобода ото лжи

Отдельная дискуссия у участников конгресса возникла вокруг вопроса свободы слова в интернете КНР. Дело в том, что за последнее десятилетие количество китайских пользователей сети росло как на дрожжах и перешагнуло отметку в 600 млн. абонентов. При этом ежемесячно ряды сетевых «бойцов» пополняются на 4,4 млн. человек. Вместе с ростом пользователей увеличился и информационный поток, и параллельно с полезными данными в интернете появились ложные сведения, клевета и даже шантаж. В результате огромной аудитории гигантского информационного поля потребовалась защита государства.

Первые тревожные звонки о вреде неуправляемого информационного потока в миллиардной стране прозвучали еще в 2011 г. Тогда после аварии на японской АЭС «Фукусима-1» в Китае возник ажиотажный спрос на ... соль. А все потому, что в интернете стали широко распространятся сведения, что якобы йод, содержащийся в соли, нейтрализует действие радиоактивного излучения. При этом утверждалось, что китайские производители продукта в полной мере не смогут удовлетворить спрос. Как следствие — целые районы КНР остались без месячных запасов поваренной соли. Затем, естественно, поднялись цены на уже дефицитный продукт, а рынок погрузился в хаос.

Этот опыт нечистоплотными предпринимателями был признан удачным, и в КНР даже возникла новая профессия — «продвигатели», зарабатывающие на жизнь распространением ложных сенсаций в интернете, которые могли вызвать повышенный спрос на ту или иную продукцию, или наоборот — дискредитировать товары конкурентов. Так, в прошлом году были арестованы два представителя новой профессии Цинь Чжихуэй и Ян Сююй, которые с 2008-го по 2012 г. на распространении неправдивых данных заработали более чем 10 млн. юаней (около 18 млн. грн. по нынешнему курсу НБУ).

В апреле 2012 г. Китайская ассоциация интернета опубликовала «Предложения по пресечению распространения слухов в интернете», год спустя государственная канцелярия по контролю над информацией в сети начала деятельность по борьбе со слухами. Наконец в сентябре прошлого года Верховный народный суд и Верховная народная прокуратура Китая издали документ, в котором разъясняются критерии ответственности за распространение клеветы и ложных сведений в интернете. В частности, если неправдивую информацию прочитали более 5 тыс. пользователей либо ее перепечатали более 500 раз, автору сообщения грозит уголовное преследование.

Западные страны часто обвиняют китайские власти в ущемлении свободы слова, приводя в качестве наиболее вопиющего примера ограничения на просмотр некоторых страниц в интернете. Как известно, КНР запретила доступ к таким известным социальным сетям как, например, youtube и twitter. Но, во-первых, на территории свободных экономических зон Китая, где присутствует западный бизнес, открыты абсолютно все ресурсы мировой паутины.

Во-вторых, необходимо понимать китайскую философию общественной жизни. Власти считают свои действия вполне резонными. Руководители государства полагают, что поток информации, обрушивающийся на население, должен каким-то образом контролироваться, так как они представляют себе процесс строительства государства как нечто осознанное и планомерное. Нельзя быть безбрежным либералом и так просто оставлять людей один на один с информационной стихией. Общественную жизнь необходимо направлять в правильное русло. В конце концов ведь и Адольф Гитлер пришел к власти в Германии вполне демократическим путем. Таким же образом в настоящее время к руководству Францией идут радикальные силы. И китайцы воспринимают эти тенденции крайне осторожно.

Они понимают, сколько порнографического или антикитайского хлама есть в интернете. Но это не означает, что руководители страны полностью закостенели. Каких-либо ограничений свободы мысли внутри китайского общества я не заметил. Жители КНР свободно говорят, например, об ошибках Мао Цзэдуна. А ведь еще не так давно подобные беседы сложно было даже представить. И это несмотря на то, что на всех китайских денежных купюрах изображен портрет Мао, а в общественных заведениях то и дело встречаются его бюсты и фотографии. В стране продолжаются открытые дискуссии об интернете, свободе слова, авторских правах.

Нигде в мире не существует полной свободы информации. В странах западной демократии детям не показывают порнофильмы или картины со сценами насилия. На всю кинопродукцию имеются четкие возрастные ограничения. То же касается фильмов, задевающих религиозные чувства вполне взрослых людей.

В данном контексте можно вспомнить, какое влияние оказали на советскую прессу процессы демократизации и перестройки в СССР второй половины 1980-х гг. Пользуясь внезапным исчезновением любой цензуры и чрезвычайно высоким доверием к печатному слову со стороны большинства населения, нечистоплотные издатели могли вкладывать в головы соотечественников любую дезинформацию и чушь. К чему это привело, мы наблюдаем уже более двадцати лет.

Еще один важный момент. Интернет в Китае используется и как инструмент борьбы с коррупцией. Неотъемлемой привилегией граждан Поднебесной является право на общественный контроль. Любой человек может оставить в сети жалобу на государственного служащего вне зависимости от положения и ранга последнего, если тот пренебрегает своим долгом, совершает коррупционные действия и т. д. Отметим, в данном случае действует обоюдная защита как чиновника, так и гражданина. Факты, изложенные в жалобе, проверяются. Если они не подтверждаются, клеветник несет уголовное наказание. Если же указанные данные просто неверны, а не умышленно фальсифицированы, то основания для привлечения лица к ответственности отсутствуют.

«Граждане пользуются свободой публиковать свои суждения в интернете, — полагает партнер пекинской юридической фирмы «Чжунцзы» Ху Цзяньмин, — но эта свобода относительна. Любой человек, реализуя свои права и свободы, должен уважать других». Думается, эти слова китайского адвоката очень точно характеризуют суть информационной политики КНР.