?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Андрей ПОДКОВЫРОВ: «В знак протеста – соглашались и на серебряные медали»
2000.ua
gazeta_2000

В этом году украинский баскетбол празднует славный юбилей: четверть века назад, весной 1989-го, киевский «Строитель» стал чемпионом СССР. Ни до, ни после ни одному из наших клубов не удавалось свершить подобное.

Правда, добывать титул пришлось целых два раза. Сначала непосредственно на площадке, затем – в высоких кабинетах всесоюзной федерации. Очень уж не хотелось некоторым сразу отдавать нам «чистую» победу.

О подробностях того скандального суперфинала с литовским «Жальгирисом»: как киевляне ценой синяков и шишек учились не бояться грозных соперников, и как потом сложились судьбы «строителей» знаменательной победы вместе с корреспондентом «2000» вспоминал капитан киевского клуба образца 1989 г. Андрей ПОДКОВЫРОВ.


unian_340868
«Воспоминания – признак старости»

— Андрей Анатольевич, вот Николай Павлов, капитан футбольного «Днепра», в 1983-м так же героически выигравшего чемпионат Союза, каждый год в день «золотого матча» с московским «Спартаком», позволяет себе рюмочку… А для вас день победного суперифинала – особенный? Или в хлопотах, порой, забываете?

— Вот именно, если можно так ответить, то и напишите (смеется): «В хлопотах часто забывается». Естественно, все помнят об этом замечательном событии. Но чтобы каждый год специально собираться, такого нет, «красной датой» календаря этот день не является.

К тому же, считаю, если часто ворошить прошлое, это уже признаки старости. Нужно смотреть вперед, думать, что будет завтра. Хотя… Признаться, приятно вспомнить те славные годы.

— А давайте начнем не сразу с чемпионского, а с предшествующего ему сезона. Тем паче, именно тогда «Строитель» возглавил Виктор Боженар, добыл с клубом очередную «бронзу», впереди, уже традиционно – оказались московский ЦСКА и каунасский «Жальгирис».

— Да, мы показывали интересный, качественный баскетбол, так ведь и соперники были что надо. Естественно, при равной нашей игре с армейцами, некая судейская симпатия могла оказаться на стороне москвичей. Но не могу сказать, что нас «душили», и мешали стать чемпионами.

— Спортивные обозреватели отмечали мощь центровых тогдашнего «Строителя» во главе с Александром Белостенным, пущей агрессивности под щитами добавил вернувшийся из ЦСКА Александр Волков. Сами уже чувствовали, что «просто медали» — уже не предел, что вполне по силам замахнуться на «золото»?

— Так ведь с этой целью и возвращали Сашу в Киев, других ребят приглашали. Стояла конкретная задача — собрать лучших, после чего и заговорили вслух и всерьез о первом месте. С Волковым и Белостенным можно было эту задачу решать.

Раньше наш коллектив тоже был вполне боеспособным. В тройку попадали регулярно (правда, случались и восьмые места), а вот чемпионами не становились.

— Ваш коллега по амплуа Андрей Шаптала вспоминал: «Это была самая сильная команда в моей карьере игрока. У нас не было каких-то заученных схем, как сейчас. Просто за счет отличного взаимопонимания и сыгранности мы сами формировали их уже во время игры. Получалось, если мяч в атаке отдавался на свободного игрока, то это был почти 100% гол». Но ведь на тренировках вы какие-то комбинации наигрывали? По крайней мере, по площадке вы бегали вроде не хаотично.

— Да, вроде не бестолково носились с мячом (улыбается). Дело в том, что у игроков, собранных тогда в Киеве, за плечами была хорошая школа. И фантастическое взаимопонимание, сыгранность: кто-то пересекался в детско-юношеских командах, в различных сборных, затем долго вместе выступали в «Строителе».

…Знаете, это сейчас «маленький» привел мячик на чужую половину, и показывает на пальцах, какую комбинацию будут разыгрывать. Все это игрокам показывают на тренировках, наигрывают. Но ведь по большому счету набор каких-то взаимодействий ограничивается тремя-четырьмя «схемами», максимум, их пять. Мы же в свое время ничего подобного не практиковали, просто интуитивно чувствовали игру, партнеров. Условно говоря, если один проходил середину поля, другой – смещался в угол, третий – открывался, четвертый — подстраховывал… И все эти передвижения, перемещения делались «по умолчанию», настолько хорошо понимали друг друга! А мяч отдавался действительно не глядя — пасовал туда, где обязательно оказывался партнер. Поэтому от игры получали настоящее удовольствие.

— В том историческом чемпионате вы с ощутимой разницей обыгрывали соперников, даже ЦСКА в регулярном сезоне одолели в трех матчах из четырех (93:76, 98:87 и 97:79). А вот с «Жальгирисом» никак не складывалось: в чемпионате проиграли оба гостевых поединка (97:106 и 93:103), один домашний (107:108). Правда, на следующий день реваншировались (113:88).

— Так ведь какая команда была у Каунаса! Они же не только в Союзе были сильнейшими, в середине 1980-х играли в финалах Кубка обладателей кубков (1984) и Кубка европейских чемпионов (1986), в том же году выиграли Межконтинентальный кубок. В «Жальгирисе» были собраны игроки мирового уровня – Сабонис, Йовайша, Куртинайтис, Хомичюс — уверенные в себе, они уже чувствовали себя звездами.

Что же касается армейцев, то они уже просто не были на голову сильнее других. Но это не значит, что они стали настолько слабее. Наоборот, мы подтянулись. А еще — изучали игру соперников, решали, как нейтрализовать их лидеров, как подстраховывать друг друга.

«Сабонис забивал, сколько хотел»

— Спустя годы тренер чемпионского «Строителя» Виктор Боженар вспоминал: «Фаворитами суперфинального противостояния были литовцы. Многие не верили, что мы даже первый матч в Киеве выиграем». По правде говоря, сомневались и болельщики, и журналисты.

— И это было естественно! О силе каунасцев я уже говорил: действующие чемпионы СССР, чуть ли не пятерка олимпийских чемпионов в составе!

Может, кто-то и не верил в нас, сравнивал команды по именам, которые у соперников звучали громче. Мы же знали свои силы, у нас не тряслись ни руки, ни ноги, мы очень уверенно себя чувствовали на протяжении всего сезона. Поэтому просто выходили выигрывать. И досужие разговоры на нас не действовали.

— И вы это доказали делом, добыв тяжелейшую победу в первом, домашнем, матче суперфинала. Но ведь «виктория» могла быть и более уверенной.

— Мы тогда так шутили о разнице в счете: «Очко – победа, два – разгром!». Никому не было интересно, с каким перевесом добыта победа, кто, сколько набрал, подобрал или перехватил.

— К слову, на двоих с Шапталой вы набрали больше 40 очков. Все получалось? Или, может, в силу врожденного максимализма, все равно остались недовольны собой?

— Где-то так, точно не помню, сколько назабивали. И остался полностью доволен!.. Мы ведь победили. А внутри нашего коллектива всем было неважно — Подковыров или Шаптала, набросали «трюльников». Настолько классной была команда, такое взаимопонимание, что любой мог набрать 20 очков. Сегодня тебя прикрыли — за тебя забросит свободный товарищ.

— Главной «ударной силой» литовцев в те годы был Арвидас Сабонис. Незадолго до противостояния с Киевом, в матче союзного чемпионата он «набил» в корзину московского «Динамо» свой личный снайперский рекорд в чемпионатах — 53 очка! Накануне киевского матча он травмировался, но, даже играя через боль, набрал 25 очков. Андрей Анатольевич, его вообще реально было «накрыть», остановить? Тому же Белостенному?

— Сабонис, конечно же, не в одиночку решал исход матчей. Но на тот момент он мог сделать результат в любом поединке с любым соперником. Арвидас – был именно тем игроком, удержать которого было нереально. И перед каждым матчем ставился только один вопрос: сколько очков он наберет.

«На овертайм литовцев выводили из душа»

— Наставник «строителей» признавался: еще до старта ответного матча особо рассчитывал на Мурзина с Левицким. Мол, именно дублеры и сделают результат, ведь соперники будут просто «убивать» Шапталу, Подковырова, Волкова, Белостенного. Так и вышло? Синяки и шишки?

— Синяки – дело второе, одной шишкой больше или… двумя. Нам, и правда, было уделено повышенное внимание — игроки «Жальгириса» достаточно плотно опекали. Логично, что Боженар готовил ребят морально.

А вот некоторые фолы, которые мне давали, были очень спорными. На мой взгляд, их либо не было, либо были такими же, которые в другую сторону «не свистелись». В итоге, за пять нарушений я был удален.

— Встреча проходила со слишком переменным успехом. Первый тайм выиграли киевляне (53:43), во втором — увеличили преимущество до 16 очков…

— Тогда, думалось, этого будет достаточно, чтобы спокойно довести матч до победы. Но потом приключилось стечение обстоятельств, удачное для «Жальгириса»: на последних минутах, видя, что проигрывают, решили догонять, особо не разыгрывая запутанные комбинации. Просто те, у кого оказывался мяч, очень быстро бросали «трюльники». И попадали!

— После дальнего попадания Крапикаса за 12 секунд до конца второго тайма на табло горели цифры 87:87. Как вам, удаленному, сиделось на скамейке?

— Не буду утверждать, но, по-моему, эти три очка стали для Крапикаса единственными (на самом деле, литовец набрал восемь пунктов – авт.). Неприятная для нас «трешка», мяч как-то неудачно отскочил от кольца, попал к нему, он и «выстрелил».

Понятно, сидеть на лавочке намного тяжелее, чем биться на площадке. Там ты весь в игре, а когда сидишь, думаешь, может, я бы помог, а выйти уже не можешь. Такое невозможно выдержать, сердце может остановиться.

— По словам Боженара, «у Волкова было для баскетбола все. Кроме стабильного дальнего броска». Сколько раз екнуло сердце партнеров, пока знаменитый впоследствии «мяч Волкова» летел в корзину?

— Не знаю, может, кто-то и называл его потом «броском отчаяния», но Саша бросал хладнокровно. Мы же все, раскрыв рты, просто смотрели за этим полетом.

— А вот арбитры, вероятно, наблюдали с закрытыми глазами. Три очка не засчитали, мол, Волков бросил после сирены. Когда все побежали к судейскому столику разбираться, что делал «оштрафованный» Подковыров?

— Нет, сначала никакого возмущения с нашей стороны не было: мы ведь были уверены, что бросок Волкова засчитают. А вот когда назначили овертайм, тут уже наши нервы не выдержали. Мы объявили комиссару матча, что обязательно подадим протест. Я ведь, как капитан команды, должен был подписать протокол (не тренер, а именно капитан), пришлось настоять, чтобы комиссар зафиксировал наше требование.

— В итоге, вместо нашей победы — 90:87, игрался овертайм, в котором «Строитель» уступил – 93:98. По сумме двух поединков ничья – 1:1, на следующий день должен был состояться третий, решающий, матч.

— Сразу после овертайма, мы подали протест, и объявили: если победу все же присудили «Жальгирису», то мы не будем играть третью встречу. Пусть нас награждают серебряными медалями. Если это так кому-то надо.

Всю ночь из каунасской гостиницы звонили туда и туда, разговаривали. А утром состоялось заседание представителей команд (от нас были Боженар, Волков, Белостенный и я, от «Жальгириса» — Гарастас, Куртинайтис), собрались комиссар, судьи. Увидели, что табло показывает 1 десятую секунды, а мяч уже сошел с руки Волкова. Казалось, всем должно было стать понятно, что бросок – правильный.

Но нам начали доказывать, что все не так. Мы посчитали это унижением, и объявили: уверены, что в этом матче победили мы, играть третий поединок категорически отказываемся. Собрались и вылетели в Киев.

— Ваш одноклубник Юрий Сильверстов вспоминал: «На следующий день прогуливались по Каунасу, к нам подходило много фанов «Жальгириса» и все говорили, что мы заслуженно победили».

— Скажу больше: так говорили не только фанаты. Даже игроки «Жальгириса» открыто признавали, что мы выиграли справедливо. Но это потом. А сначала, сразу после сирены, они пошли раздевалку, а там — в… душ. Когда их позвали на овертайм, они преспокойно мылись!..

— Получается, уже «поверили» в свое поражение.

— А как иначе это объяснить? Не решили же они перед овертаймом просто пот смыть (улыбается).

— Через три дня после скандального матча на заседании Президиума Федерации баскетбола СССР путем голосования протест киевлян был удовлетворен – «Строитель» впервые стал лучшей командой СССР! А чем команда занималась все это время, пока решалась судьба «золота»?

— Команда осталась в Киеве, а в Москву полетели уже Боженар и, кажется, Горбулин – президент украинской федерации. Там уже было голосование, наш тренер имел право голоса. Кто знает, если бы не его авторитет, возможно, нам и не хватило бы «победных».

«С мячиком бегаем. Вот только скорость уже не та»

— Андрей Анатольевич, завершив славную игровую карьеру, вы оказались не менее успешным тренером. Вот только после удачной работы с зарубежными клубами и командами отечественной Суперлиги, в нынешнем сезоне вы тренировали, выступающий во втором дивизионе, столичный «Авангард».

— Меня прельстил тот факт, что этот клуб — не однодневка. Проект создавался, как долгосрочный, в противном случае нас бы уже не было. Правда, команда комплектовалась по остаточному принципу, не теми исполнителями, которых хотелось бы видеть, а теми, кто оставался на баскетбольном рынке «не подписанным». Естественно, перед таким составом ставить задачу стать первыми, было бы наивно и нечестно.

Зато по ходу сезона случился ряд положительных моментов. Мы дали больше поиграть молодым ребятам, и они показали неплохой уровень. Но заглядывать в следующий сезон пока рано: неизвестно, сколько команд будет в Суперлиге и в «вышке», каков будет формат этих турниров и т.д.

— В отличие от вас, не все чемпионы СССР-1989 остались верны баскетболу. Давайте поговорим о том, кто, где и чем занимается. Начать логичнее с тренерского штаба…

— Как вы помните, смутные времена тогда наступали: Союз потихоньку разваливался, отделялась Прибалтика, мы. «Строитель» становился «Будивельником», а его состав кадрово менялся. Некоторые, в том числе и я, уехали за границу.

Конечно же, связь старались поддерживать. С Виктором Боженаром, который вскоре ушел в бизнес, а затем – и в политику, встречаться удавалось нечасто: слишком уж занятой был человек. Безмерно жаль, что два года назад этого выдающегося специалиста не стало.

А вот с его помощниками Зурабом Хромаевым и Виктором Гуревичем общались чаще, до сих пор сохранились очень теплые отношения.

— Зураб Хромаев как-то отметил, что между «большими» и «маленькими» баскетболистами в одной команде чуть ли не обязательно существует антагонизм. Мол, в его практике на тренировках даже до потасовок доходило. Шумные конфликты между суперзвездами «Лос-Анджелес Лейкерс» — Шакилом О’Нилом и Коби Брайантом – тому подтверждение, да и Сабонис с Марчюленисом, несмотря на дружбу с детства, в своих спорах пускали в ход кулаки.

— Даже не знаю, что и сказать… Лично я всегда прекрасно ладил с нашим «центром» Сашей Белостенным, к величайшему сожалению, ныне покойным.

— Но, согласитесь, ведь кроме мастерской игры, он отличался крутым нравом: мог и судью поколотить, не то, что зарвавшегося соперника.

— Так ведь всегда за справедливость ратовал (улыбается). А вообще, Саша был добрым, отзывчивым парнем. В принципе, у меня со всеми одноклубниками складывались неплохие отношения, все нормально общались, если куда-то вместе выбирались. Но именно с Белостенным наши отношения были более тесными, мы дружили.

К счастью, и после ухода из «Строителя» мы не потеряли друг друга из виду: в одно время в Германии играли, я – в Дортмунде, он – в Трире. И там очень часто виделись, собирались и у нас в гостях, и у него. Жили ведь сравнительно недалеко друг от друга – километрах в 250-ти, подумаешь, всего два-три часа езды на машине. Когда случались выходные или матчей не было, всегда пересекались.

Понятно, что когда я вернулся в Украину, а Саша потом приезжал в Киев, мы обязательно встречались, вспоминали, говорили о ребятах. Даже не верится, что с нами уже нет Белостенного. Как и Анатолия Ковтуна – он, я слышал, во Львове был, занимался спортивными делами, трудился баскетбольным агентом.

— Вы, после трех лет заграничной «командировки», вернулись. А вот чуть ли не половина бывших партнеров там и осталась. Более того, многие гражданство меняли, одним из первых – Сергей Орехов.

— Они вместе с женой, бывшей баскетболисткой киевского «Динамо», сменили украинские паспорта на австрийские. Почему нет? Серега еще в 92-ом перешел из «Будивельника» в «Санкт-Пельтен», в его составе не раз выигрывал чемпионат страны, был лидером и капитаном команды.

Вот и остался в Австрии, дом купил, у него все хорошо. В последний его приезд в Киев виделись на финале баскетбольного турнира в Гидропарке, целых два дня общались. Хотя мы и так регулярно делимся новостями: по телефону, по скайпу.

Сейчас Сережа загружен работой: он и в австрийской федерации трудится, и у себя в клубе тренирует детскую команду. Есть у него еще одна работа, не связанная со спортом. Ведь там одним «тренерским хлебом» сыт не будешь — такой зарплаты на жизнь не хватит. Если ты, конечно, не с профи-командой занимаешься, а просто работаешь в клубе.

— Юрий Сильверстов выступал во Франции…

— Он и сейчас во Франции живет. Там играл, там они и остались. Несколько раз приезжал в Киев, мы виделись. Он поначалу тоже работал тренером, в клубах второй лиги, кажется. Но со временем ушел в бизнес, в какую-то компанию, где отвечает за продажу товаров в Восточную Европу.

Всерьез занимается своим бизнесом и Саша Шевченко. Живет с семьей в Афинах. Поддерживаем дружеские отношения, по возможности ездим к нему в гости, летом — на отдых. Когда мои команды играли в Греции, обязательно заезжал к нему. Словом, тесно общаемся.

В отличие от Игоря Пинчука. Он играл в Германии, теперь там и живет, но мы не контактируем. Насколько я знаю, он не в профессиональном спорте, работает в какой-то компании, даже не знаю, чем она занимается.

Не виделись и с Владимиром Левицким. После «Строителя» он немного поиграл за харьковский ТИИТ, потом – за один из израильских клубов. На Земле обетованной и обосновался. Как-то несколько раз созванивались, да и то давненько. Ничего о нем не знаю, говорили, что работает в банке.

С еще одним нашим центровым Евгением Долговым виделись несколько раз, но это очень давно было. Насколько я знаю, он работает в крупной строительной компании, в Киеве и от баскетбола отошел.

— Зато остальные «киевляне» — все с головой в баскетболе. Самый главный в нашем – автор чемпионского броска 1989-го – Александр Волков. По работе наверняка пересекаетесь с президентом Федерации баскетбола Украины. А в выходные?

— Вот как раз вне работы – совсем сложно пообщаться. У него загрузка – вообще максимальная, да и у тренера, то есть у меня, работы хватает. Если и встречаемся в неофициальной обстановке, то только на мероприятиях вроде послематчевых пресс-конференций, банкетов, на каких-то презентациях.

А вот, чтобы специально собраться, забросить все дела и вырваться куда-нибудь «не по работе», увы, не получается. Если в своем графике и выкроишь два-три свободных дня, они обязательно не совпадут с выходными других ребят, а кто-то вообще, не в Киеве работает.

— Как, например, Евгений Мурзин, вот уже шесть лет тренирующий ивано-франковскую «Говерлу».

— С Женей мы ведь не только в «Строителе» вместе играли, но и в «Киев-Баскете», и в сборной. Хоть сейчас и трудимся в разных городах, постоянно созваниваемся, делимся новостями. А вот когда он приезжает в Киев, можем вместе сходить куда-нибудь, посидеть. Раньше чаще встречались, когда наши команды играли друг с другом, да и сейчас на соревнованиях видимся. Одним ведь дело занимаемся.

— Проявил себя на тренерском поприще и еще один защитник того «Строителя» — Андрей Шаптала, который даже был наставником молодежной сборной Украины (U-20).

— С Андреем общаемся часто: и на тренировках (мы ведь за ветеранов поигрываем), и по телефону. Да и на баскетбольных матчах встречаемся.

И, наконец, Юра Косенко. Еще со времен выступлений за «Строитель» мы остались добрыми товарищами, дружим, как говорится, семьями, в гости друг к другу ходим. И на праздники, и просто так собираемся, отдыхаем вместе. При этом несколько раз в неделю обязательно встречаемся с Юрой и с баскетбольным мячом: на тренировках ветеранов, на турниры выезжаем.

— На прошлогоднем таком турнире в Кременчуге ваша с Косенко сборная Киева заняла второе место, а Подковыров был признан лучшим защитником. Есть еще порох?

— Что касается взаимопонимания, то оно никуда не девается. Когда выходим на площадку с Шапталой, Косенко, за пару секунд вспоминаем, как играли 25 лет назад. Вот, что расстраивает, так это скорость – увы, уже не та. А в душе, в сердце, вы правы, баскетбол — навсегда!

ПРОТОКОЛ

Чемпионат СССР 1988-89. Суперфинал

Первый матч

«Строитель» (Киев) – «Жальгирис» (Каунас) — 97:94 (51:48).

Киев. Дворец спорта. 22 апреля 1989 г.

«Строитель»: Левицкий (5 очков), Волков (15), Ковтун (13),

Шаптала (20), Мурзин, Подковыров (20), Сильверстов (12),

Белостенный (12).

«Жальгирис»: Бразис (5), Лекараускас (2), Крапикас (4), Куртинайтис (24), Сабонис (25), Браздаускис (13), Хомичюс (21), Эйникис, Йовайша.

Второй матч

«Жальгирис» — «Строитель» — 87:90 (43:53).

Каунас. «Спортхалле». 25 апреля.

«Жальгирис»: Куртинайтис (25), Крапикас (8), Эйникис, Браздаускис, Хомичюс (22), Лекараускас (8), Йовайша (16), Бразис (8).

«Строитель»: Волков (26), Белостенный (15), Шаптала (10), Подковыров (13), Сильверстов (4), Мурзин (9), Левицкий (13), Ковтун, Косенко.

«Строитель»- 1989

Игроки: Александр БЕЛОСТЕННЫЙ, Александр ВОЛКОВ, Евгений ДОЛГОВ, Анатолий КОВТУН, Юрий КОСЕНКО, Владимир ЛЕВИЦКИЙ, Евгений МУРЗИН, Сергей ОРЕХОВ, Игорь ПИНЧУК, Андрей ПОДКОВЫРОВ, Юрий СИЛЬВЕРСТОВ, Андрей ШАПТАЛА, Александр ШЕВЧЕНКО.

Главный тренер Виктор БОЖЕНАР, тренеры – Зураб ХРОМАЕВ, Виктор ГУРЕВИЧ.


  1. Запись «золотого» матча «Жальгирис» — «Строитель» (комментарий – в основном, на литовском, частично – на русском) можно найти в интернете по адресу — http://www.ex.ua/5907871